Вход  |  Регистрация
Некоторые проблематичные моменты при абандоне
Категория:Судебные споры | Февраль 05, 2014

Одним из проблематичных моментов при заявлении об абандоне является причина страхового случая. Дело в том, что в большинстве случаев, страховой случай является следствием обычного износа и тут возникает вопрос, насколько уверенно страховщик примет абандон и выплатит страховую сумму.

В английском праве – этот вопрос решается очень просто. Страховая сумма не выплачивается, если будет выяснено, что страховой случай наступил вследствие обычного износа.

Но есть страховой договор, который не исключает износ в качестве риска, но вместе с этим прописывает, что английское право является правом, который регулирует договор.

Но даже если страхователь убедит страховщика в том, что износ не был исключен из числа покрываемых рисков, в суде, если такое дело дойдет до суда, судья может точно и определенно сказать, что износ не является покрываемым риском.

Что же делать в этом случае страхователю? В английском праве, в соответствии с доктриной причинности, если в полисе риск не был исключен, и страховой случай наступает вследствие комбинации этого неисключенного риска, но и не включенного, а также покрываемого риска, то страхователь имеет право на получение страховой премии (Grillv General Iron Screw Collier Co (1866) LR1 CP 600).

Но и здесь у страхователя возникает проблема. Как доказать, что страховой случай возник вследствие комбинации двух причин? И какая причина была определяющая? Если, например, судно было немореходным, но тонет не только потому, что оно было немореходным, но отчасти также из-за плохого состояния морского дна. В решение по делу J.J. Lloyd Instruments Ltd v Northern Star Insurance Co Ltd (The Miss Jay Jay) [1987] 11 Lloyd's Rep 32 суд постановил, что страховая сумма выплачивается. Здесь очевидно взаимодействие  с морским дном было определяющим, и поэтому и суд постановил в пользу страховщика. Если бы судно соприкоснулось с морским судном и утонуло, там где другое судно не утонуло вследствие этого, то определяющей причиной было бы немореходность судна. Но едва ли бы с таким выводом согласился суд.

Второй проблемой является оценка судна. Дело в том, что обычно абандон делается тогда, когда уже ясно, что стоимость ремонта будет превышать стоимость судна и посему ремонт такого судна будет неразумен.

Недавно, я натолкнулся на одну интересную статью Арнольда Юнитера, очень известного в морских кругах сюрвеера. Статья касалась оценки стоимости морских судов при страховании.

Так вот, Арнольд Юнитер пишет, что, цитирую: «некоторые российские страховщики, не так давно пришедшие на рынок морского страхования, при заключении договора каско морских судов (H&M), особо не задумываясь, включают в полисы страхования суммы, в РАЗЫ, превышающие действительную стоимость судна». И это происходит в основном «при страховании старых грузовых или промысловых судов, а также судов, а также судов типа река-море запредельного возраста» (А. Юнитер, Пока гром не грянет: оценка стоимости морских судов при страховании, Морское страхование, № 5(14) 2013).

Проблема в данном случае заключается не в том, что действительная цена намного ниже цены, указанной в страховом полисе, а в том, что страховщики подписываются под это.

Возникает вопрос договорной ответственности страховщика. В английском праве это решается с помощью применения доктрины наивысшей добросовестности, но есть случаи, когда страховщики своими действия пренебрегают правами, данными им законом.

Если страховщик сам по своей неосмотрительно должным образом не проводит оценку судна, и берет на себя ответственность за него, тогда было бы неразумно обвинять страхователя в недобросовестности. Ведь страховщик сам, в силу установленных обычаев и практики морского страхования, должен был, как предусмотрительный страховщик сделать потребовать оценки судна от страхователя.   

Здесь нужно различать два случая. Если страхователь действительно не знал о реальной стоимости судна и согласился на сумму, указанную в страховом полисе, то нет основания, полагаю, обвинять его в недобросовестности.

Если же страхователь, заведомо зная о том, что судно стоит ниже чем в полисе, и соглашается на стоимость указанную в полисе, то думаю, есть основания его обвинить в недобросовестности.

Но есть и третий случай. И это случай был приведен в качестве примера Юнитером в своей статье. Дело было так. Страхователь приобрел рыболовный траулер бывший в употреблении по бросовой цене (т.е. ниже цены металлома) и решил застраховать. Но перед тем, как застраховать обратился в оценочную фирму в Санкт Петербурге. Эта фирма занималась оценкой земельных участков, но, тем не менее взялась за оценку судна (может быть по той причине, что в России судна признают недвижимым имуществом). Траулер был оценен в 1,5 миллионов долларов США и отчет был представлен в страховую компанию, которая и застраховала судно. Судно погибло вследствие немореходности, хотя там и были другие причины, которые стали определяющими при установлении страхового случая.

Страхователь не был обвинен в недобросовестности. В результате судебных разбирательств в Морской Арбитражной Комиссии, стороны пришли к мировому соглашению, и страхователю была выплачена стоимость судна, уже оцененная второй раз, морскими сюрвеерами.

Но если, по сути, посмотреть, кто был виноват. Страхователь или первый оценщик? Я думаю, что все-таки оценщик, так как он должен был страхователю подсказать, что судна оцениваются морскими сюрвеерами, а не земляными. Хотя может я и не прав. 

А. Ахмедов LLM, юрист Baltic Marine Broker

просмотров (1533)

 

Комментарии сайта | Комментарии с FaceBook

COPYRIGHT © 2012. BALTIC MARINE BROKER. ALL RIGHTS RESERVED.